Вернуться к обычному виду
Читать twitterЧитать Innoedu_ru Помощь Заставка

Обзор статей по инновациям

14.08.2013

Несколько лет участия в сфере российского high tech и его наблюдения как элемента «инновационного развития» предполагает выводы. A 20 лет опыта «технологического трансфера» R&D от ведущих компаний Кремниевой долины в области полупроводников/нанотехнологий под потребности «азиатских тигров» предполагает сравнения.

Общее впечатление не очень серьёзной игры. Масса участников как со стороны разработчиков, так и со стороны инвестирующих то ли делает вид, то ли действительно не понимает, что игра эта идёт на довольно большие деньги. Со стороны разработчиков понятно: дают – бери. Со стороны государственных и псевдочастных инвесторов такому положению подыгрывает то, что при недостатке объектов инвестирования, которые удовлетворяют критериям потребностей рынка (ввиду его отсутствия или неразвитости), у инвесторов есть прямой смысл сохранять подмену рынка собой. Задавать цены, объёмы и, соответственно, денежный оборот. Со своим участием – надстройки, которая позиционирует инвесторов одновременно и как структурообразующий компонент экосистемы с настоящей индустрией high tech в центре, и как участника этой экосистемы в качестве финансового источника. Разделение декларируется, но не слишком убедительно. К тому же настоящей индустрии high tech пока особо и не видно. Рынка тем более. На сравнимые деньги американские инвесторы финансируют сотни инновационных компаний Кремниевой долины.

Участники как будто сознательно избегают самого понятия «инновации».

Инновации – это сложный конгломерат точного переплетения материальных и социальных компонентов, подчиняющихся выверенным законам науки, техники, права. Всё приблизительное в инновационной деятельности результата принести не может. Заклинаниям она не поддаётся. Универсального определения инноваций нет, но дать определение утилитарное и руководствоваться им для придания процессу общей ориентации вполне можно и нужно. Критерии должны быть простыми и понятными. Инновациями целесообразно признавать только те результаты научно-технической деятельности, которые могут быть проданы на мировом рынке. Критерии результата научно-технической деятельности также просты. Это «мировая новизна» (существенность) и «уровень», подтверждённые патентами. Таким образом, патент является общепризнанной единицей технических решений с мировой новизной (ТР). Про патенты немного ниже.

Всё остальное – не более чем бизнес-решения. Ещё в СССР было чёткое разделение результатов научно-технической деятельности на обладающие мировой новизной (патенты, которые подменялись авторскими свидетельствами, чтобы не придавать им статуса разрешения на производственную деятельность) и не обладающие таковой. Тогда они назывались рационализаторскими предложениями. Рационализаторское предложение и есть бизнес-решение: взять (купить) известный результат научно-технической деятельности (в мире или на соседнем предприятии, без разницы) и применить его для решения своей задачи.

Само допущение, что ТР не обязательно должно быть лучшим в мире, а производимые продукты достаточно хороши, если они только удовлетворяют своему предназначению, означает отказ от участия в инновационном развитии сразу по многим смежным направлениям. Такой отказ от амбиций иногда называют экономической моделью догоняющего развития. Роль и влияние инноваций в режимных отраслях на общее состояние инноваций неизвестны, и оценены быть не могут ещё и потому, что они не представляют существенного коммерческого интереса ни для рынка high tech, ни для массового разработчика внутри таких отраслей.

Разнообразные проявления импортозамещения – частный случай бизнес-решений. Импортозамещение (в широком смысле слова) может быть сознательным и не очень. Можно понять, когда отказ от установления уровня применяемых ТР относительно известных в мире вызван потребностью сделать своё, пусть не лучше, но, по возможности, хотя бы дешевле. И за счёт дешевизны использовать продукт на локальном рынке. A если пытаться продавать на внешнем, то с риском последствий, вызванных нарушением прав интеллектуальной собственности. Очень многие производители в мире идут и хотят идти этим путём. Опыт Китая и других стран в последние 20 лет показывает как потенциал, так и эффективность подобных бизнес-решений. Не вдаваясь здесь в детали, отмечу лишь, что потенциал определяется человеко-часами при заданной производительности и оплате труда. Соответственно, пределы эффективности всё так же ограничены уровнем ТР, которые общество хочет и может себе позволить.

Совершенно другая ситуация возникает, когда отказ от установления уровня применяемых ТР относительно известных в мире не вызван рациональной причиной, а происходит как следствие незнания или умысла. Простейшим случаем не слишком осознанного импортозамещения является широко распространённый сегодня в IT-сегменте российских «инноваций» Клондайк, oт слова «clone». Тут не столь важно, не знают ли (не хотят знать) разработчики об известных в мире решениях или же создают совершенно подобные продукты просто с целью освоения локального рынка. Инвесторы, разумеется, тоже не прочь подзаработать, рискуя, как правило, деньгами налогоплательщиков. Важно то, что в итоге

значительный объём ресурсов, предназначенных для создания настоящей индустрии high tech, расходуется на обычные бизнес-решения.

В тех ТР в области software, которые я видел, мировая новизна тоже никак не была заявлена; более того – не слышно про те ТР в данной сфере, которые защищены патентами за пределами СНГ. Но делать обобщения в этой области я не могу. ТР в областях «материального» high tech часто задумываются и иногда защищаются патентами стран потенциального рынка, но подобные ТР скорее исключение из правил.

Такое невозможно в условиях частного рынка high tech, поскольку завоевать даже местный рынок можно лишь продуктами, качество и превосходство которых обеспечивает только мировая новизна ТР, а работать в секторе более дешёвых бизнес-решений оказывается заведомо менее выгодно.

Чтобы читатели меня правильно поняли – ничего предосудительного в бизнес-решениях нет. Миллионы производителей во всём мире приобретают готовые ТР и применяют их у себя для выпуска продукции мирового уровня. «Роснано», например, в этом контексте действует весьма последовательно, закупая передовые технологии вместе с «несущим» их оборудованием через покупку доли компании-разработчика, и размещает часть производства в России. Это бизнес-решения для задач импортозамещения. Вероятно, с параллельной целью создания инфраструктуры современных индустрий, которые в последующем смогут стать и источником спроса, и генератором инноваций. Но не надо это путать с настоящими инновациями. До тех пор, пока система не требовательна к определениям и пропускает бизнес-решения, а следовательно и финансирование, под одну вывеску с инновациями, нет никаких оснований удивляться тому, что вместо инноваций мирового уровня на выходе системы – околонулевой результат при огромных затратах.

Источник: STRF.ru


Возврат к списку


1